БАЛЕТ

«Драгоценности» —
это «словно и завтрак,
и ланч, и обед у Тиффани»

Трехактный балет «Драгоценности» - шедевр хореографии XX века, венец пластического искусства. Спектакль был поставлен Джорджем Баланчиным для организованной им балетной труппы Нью-Йорк Сити. Мировая премьера состоялась в 1967 году в New York State Theater.

Американское чудо грузинского гения

В России балет был впервые представлен в 1972 году на сцене Кремлевского дворца съездов. В Мариинском театре премьера состоялась 30 октября 1999 года, а в Большом - 5 мая 2012 года.
Спектакль определил развитие хореографии в XX веке и вошел в историю мировой культуры как первый полнометражный бессюжетный балет. Постановка пользовалась успехом на всех мировых сценах и стала отражением того, к чему стремился Баланчин - признанный апологет танца ради танца.
Новатор Баланчин всю жизнь посвятил эксперименту – он во многом опережал время, торопился жить и творить. К сожалению, не все его постановки публика готова была по-настоящему увидеть - его, однако, это никогда не останавливало. Баланчин искренне недоумевал, зачем подстраиваться под публику и выдавать массовый продукт, если можно творить только для тех, кто способен увидеть истинное искусство.

«Едва ли Джордж Баланчин когда-либо прежде создавал опус, в котором замысел нашел бы столь прочную опору, изобретательность была бы столь образной, а концепция столь впечатляющей, как в трехактном балете, мировая премьера которого состоялась вчера на сцене Театра штата Нью-Йорк».
Клайв Барнс, американский балетный критик, «Нью-Йорк таймс», 14.4.1967

Гражданин мира

«По крови я грузин, по культуре - русский, а по национальности - петербуржец», - так говорил о себе сам Баланчин.

Основоположник американского балета, величайший хореограф ХХ века Георгий Мелитонович Баланчивадзе родился в 1924 году в Санкт-Петербурге в творческой семье. Отец будущего гения был знаменитым композитором, его нередко называли «грузинским Глинкой».

Георгий получил прекрасное образование, родители привили ему любовь к искусству, с балетом его познакомила мать.

Он учился в знаменитом Театральном училище (в настоящее время - Академия русского балета имени А. Я. Вагановой). Одновременно с работой в кордебалете Государственного театра оперы и балета он обучался в Петроградской консерватории по классу фортепиано.
Благодаря музыкальному образованию Баланчин тонко чувствовал музыку – это отразилось и в его постановках. Работа в Мариинском театре стала отправной точкой для Баланчина – он понял, что хочет и может большего. В 1924 году во время гастролей в Германии, на которые он отправился с супругой, балериной Тамаре Жевержеевой, было принято решение не возвращаться в Россию.

В это время Георгий уже был тяжело болен – у него диагностировали туберкулез. Это лишний раз говорит о его невероятной воле и внутренней силе – несмотря ни на что, он жил, любил и творил.

Значимую роль в жизни Баланчина сыграл Сергей Дягилев, пригласивший супружескую чету в свой балет и занимавшийся лечением артиста от туберкулеза. Именно с его легкой руки Георгий Баланчивадзе стал Джорджем Баланчиным. Вдохновение Баланчин черпал в женщинах - по этой причине их брак с Тамарой распался спустя два года после переезда во Францию.
Во время работы в труппе Дягилева Баланчин поставит несколько собственных спектаклей.

Далее - работа в труппе Парижской оперы. Этот опыт нельзя назвать удачным, однако поставленные Баланчиным спектакли идут там и сейчас. В США он начал с нуля – «tabula rasa» американского классического танца позволила гению Баланчина раскрыться в полной мере, без примесей модных тенденций и ориентации на потребности широкой публики. В 1936 году он дебютировал на Бродвее в «Безумствах Зигфелда».

Баланчин был умен и внимателен к деталям, что позволяло ему беспроигрышно действовать практически в любой ситуации. Его называли гражданином мира, он легко «входил» в любое культурное пространство, при этом оставаясь верным классической русской школе. «Драгоценности» – яркий тому пример, точка пересечения новаторских идей гения и наследия русской школы.

«Не было бы счастья, да несчастье помогло»

Во время работы в труппе Сергея Дягилева Баланчин получил серьезную травму колена, из-за которой вскоре потерял возможность танцевать. Однако это несчастье дало мощный толчок его творчеству. Баланчин полностью погрузился в хореографию. Он был влюблен в танец. Многие его произведения бессюжетные, они поставлены для того, чтобы зритель мог насладиться «чистым танцем». Танец ради танца – лейтмотив всего его творчества. Его заслужено называют основоположником неоклассического современного искусства – многие именитые хореографы следовали за ним, его творческим изысканиям и опытам.

Позднее творчество Баланчина отражает то, к чему он стремился всю жизнь, к чему готовил своего зрителя – полностью бессюжетные произведения, только танец. Он хотел показать всему миру безграничные возможности человеческого тела. Благодаря Баланчину мир смог услышать то, о чем «говорит» танец.

Роман с камнем

Истории создания великих произведений искусств нередко обрастают легендами. Балет «Драгоценности» за десятилетия своего существования собрал в копилку множество историй. Одна из них гласит, что толчком к созданию постановки послужила встреча Баланчина с Клодом Арпельсом – ювелиром, стоявшим у истоков ювелирной династии Van Cleef & Arpels. Организатором встречи выступил друг Баланчина - талантливый скрипач Натан Мильштейн.
Впоследствии оказалось, что интересы Арпельса и Баланчина пересекаются. Ювелир бережно хранил впечатления, которые оставил у него просмотр дягилевской антрепризы, а Баланчин часами разглядывал украшения, выставленные в витринах магазина на Пятой авеню, принадлежащего знаменитому в Америке и за ее пределами ювелирному дому Van Cleef & Arpels.
Он был настолько заворожен блеском драгоценных камней, пересечением линий и филигранным исполнением украшений, что решил поставить балет – такой, в котором танец мерцал бы и переливался, словно лучи света, играющие на гранях драгоценностей. «Я же грузин, я люблю драгоценности, переливы ярких красок в гранях драгоценных камней, их сияние и блеск», - говорил Баланчин.

Вы знакомы с Джорджем Баланчиным? Он самый гениальный мастер балетной техники из тех, кого я знаю. Будущее за нами. И, ради Бога, не позволяйте нам потерять его!
Линкольн Кирстайн, американский искусствовед

Ювелир и хореограф

Van Cleef & Arpels подарили миру знаменитый четырехлистник Alhambra. Созданные ими украшения живут вне времени и модных тенденций, они актуальны спустя десятки лет. Работы Van Cleef & Arpels вдохновили талантливого хореографа на создание бессмертного шедевра.

В свою очередь ювелиры компании черпали вдохновение в искусстве классического танца задолго до знакомства К. Арпельса и Дж. Баланчина. Так, ювелир Клод Арпельс был настоящим ценителем балета. Знаменитая брошь «Испанская танцовщица», изображение которой украшало афиши премьеры постановки «Драгоценности» на Новой сцене Большого театра в 2012 году, была создана еще в 1941 году.
В своей работе ювелиры компании не раз прибегали к танцевальным мотивам. Апогея данное увлечение достигло в 2007 году - на сцене Королевского театра «Ковент-Гарден» в Лондоне была поставлена юбилейная постановка балета «Драгоценности». В честь этого события ювелиры Van Cleef & Arpels разработали и представили публике коллекцию Ballet précieux, что в переводе означает «Драгоценный балет».

Однако Van Cleef & Arpels стал не только источником вдохновения для Баланчина. С 1967 года, когда мир впервые увидел «Драгоценности», участие в постановках этого балета по всему ювелирный дом считает своей непреложной обязанностью – шьет костюмы. Благодаря этому московские «Драгоценности» получили новое обрамление — оригинальные декорации и костюмы, которыми заменили традиционные работы американской художницы по костюмам Барбары Карински.
Ювелирный дом Van Cleef & Arpels поможет сценографу А. Пикаловой и художнику по костюмам Е. Зайцевой создать уникальные костюмы для новой постановки на сцене Большого театра - их допустят в хранилища ювелирного дома для изучения получивших мировую известность экспонатов.

Как писал в своей рецензии американский литератор и балетный критик Клайв Барнс, «Драгоценности» – это «словно и завтрак, и ланч, и ужин у Тиффани». «Завтрак у Тиффани» - лента режиссёра Блэйка Эдвардса с несравненной Одри Хэпберн в главной роли, это выражение стало крылатым и означает нечто легкое, волшебное, невероятно восхитительное, пир для души.

Балет «Драгоценности» так поразил Барнса, что он добавил к «завтраку у Тиффани» еще «ланч» и ужин».

Балет «Драгоценности»

Постановка состоит из трех частей:
I часть — «Изумруды»
II часть — «Рубины»
III часть — «Бриллианты»

Баланчин смог в одной постановке объединить три очень разных балета. Все части сильно отличаются друг от друга хореографией, музыкой и могут существовать как отдельные постановки.

Баланчин прекрасно разбирался в музыке, структуре постановки, тонко чувствовал, когда и какой инструмент должен вступить, как он должен играть. Он всегда четко очерчивал границы танцев, которые можно поставить на музыку Форе, четко демонстрировал стилистику воспроизведения в танце музыки Стравинского, а его видение музыки Чайковского через призму танца неизбежно напоминает о Русском Императорском балете.

I часть — «Изумруды»
Считается, что каждый драгоценный камень, вдохновивший гения и нашедший воплощение в танце, символизирует этапы творческого пути и жизни хореографа. Об «Изумрудах» он писал, что пластика и музыка первой части напоминают ему красочные пейзажи и цветущие поля Франции.

В первой части представлена музыка Габриэля Форе, балет поставлен для трех солистов, кордебалета и двух пар.
II часть — «Рубины»
Принято считать, что балет «Рубины» отражает период жизни Баланчина, связанный с Америкой. Здесь звучит каприччио для фортепиано с оркестром Игоря Стравинского. Однако сам балетмейстер данную аналогию отрицает и говорит, что об этом не задумывался.

Балет «Рубины» отличает значительная доля юмора. Он сильно контрастирует с первой частью – в нем больше живой энергии. Танцовщики и танцовщицы заигрывают друг с другом, соревнуются, скачут на лошадях. Рубин - символ перемен, динамики. Это камень также венчал корону грузинских правителей. Примечательно, что в этом балете присутствуют элементы из грузинского национального танца.

Спектакли Баланчина на музыку Стравинского крайне сложные в исполнении, артистам приходилось прилагать колоссальные усилия для того, чтобы своевременно вступить, совпасть с партнером. Воспитанникам русской танцевальной школы в этом плане было намного сложнее, поскольку они приучены слушать музыку, а не считать ее.
III часть — «Бриллианты»
Принято считать, что третья часть балета символизирует этап жизненного пути Баланчина, связанный с Россией. Поставлен спектакль на Третью симфонию П. И. Чайковского, состоящую из пяти частей. По мнению Баланчина, первая часть симфонии для танца полностью непригодна, поэтому он ее не использовал.

Спектакль поставлен для кордебалета и двух солистов. Постановку можно ассоциировать с зимним Петербургом времен расцвета Российского Императорского балета.

Завершает спектакль большой полонез. Во главе сцены стоит пара – танцовщица и танцовщик. Практически вся труппа выстраивается за ними в соответствии со строгой балетной иерархией.

Наследие русской школы

В России балет «Драгоценности» - один из наиболее популярных и любимых зрителями. Много лет он остается «визитной карточкой» Мариинского театра. Отчасти такую популярность можно объяснить тем, что в кульминации постановки четко прослеживается тема русской классической школы, которая близка российским артистам балета. Именно поэтому «Драгоценности» нередко рассматривают как одну из точек соприкосновения наследия именитого хореографа с русской балетной школой.

«Драгоценности» - виртуозное творение, сложное по форме и выражению произведение, которое тем не менее воспринимается очень легко. Это возможность «услышать» танец.

В новой постановке тема камней нашла отражение и в сценических костюмах танцовщиков и танцовщиц. Значимую роль в создании костюмов сыграла компания Van Cleef & Arpels.
Минимум декораций, максимум танца и яркие костюмы – этого достаточно для того, чтобы придать сцене зрелищности без излишней помпезности.

Хореограф создал 425 постановок – они существуют вне времени и пространства, ими восхищаются, и никто не может их повторить.

Николай Цискаридзе, народный артист Российской Федерации: «Мне довелось исполнять этот спектакль. Когда я учил хореографические тексты, то я столкнулся с тем, что в мужской партии очень много движений из грузинского национального танца. Этими соображениями я поделился с очень крупным критиком Анной Киссельгофф, которая дружила с Баланчиным, очень много с ним общалась и очень много о нем написала.

И когда я ей сказал, что если проследить танец, то можно увидеть очень много схожего, на что она ответила: «Как странно, мне никогда и никто об этом не говорил», я ответил, что просто никогда не было исполнителей, классических танцовщиков, которые изучали грузинский танец, как мне довелось это когда-то в Тбилисском хореографическом училище.
Конечно, самое сложное – танцевать его спектакли на музыку Стравинского. Есть места, где артисты обязательно должны считать, иначе они никогда не вступят или не совпадут со своим партнером, потому что балерина танцует на счет – два, танцовщик танцует на счет – три и где-то у Стравинского меняется этот счет, и они оба начинают танцевать на – раз.

Эти тонкости, они очень мешают, особенно артистам, которые воспитаны в русской танцевальной школе, когда нас приучают никогда не считать, а слушать музыку. В тех спектаклях, где есть музыка Стравинского – считать надо обязательно, она написана очень интересно и танцы поставлены буквально на каждую ноту».

Премьера на сцене Большого театра состоялась в мае 2012 года. В постановке участвуют всеми любимые артисты балета Екатерина Шипулина, Владислав Лантратов, Екатерина Крысанова, Вячеслав Лопатин, Ольга Смирнова, Семен Чудин. Спектакль длится 2 часа 20 минут.
Ольга Рыжковская
Автор